Indefinite (definite) wrote,
Indefinite
definite

"Ревизор"

Мое пребывание на Камчатке и на Командорских островах на заре юности обогатило меня массой любопытных историй (некоторые можно прочитать здесь и здесь). Сейчас я хотел бы рассказать еще одну, весьма поучительную и абсолютно правдивую.

"Ревизор"
(по мотивам Н.В.Гоголя)

Как я уже рассказывал, попасть на Командорские острова в те далекие времена (середина 80-х) было очень сложно. Для того, чтобы купить билет, нужно было раздобыть кучу разных справок и разрешений. Отцу удалось обойти все эти препоны, и мы на большом белом корабле отправились в поселок Никольское, столицу острова Беринга и единственное на тот момент поселение на островах.

Предполагалось, что мы будем жить в местной гостинице. Но случилось так, что вместе с нами на остров Беринга в творческую командировку прибыл Евгений Евтушенко в сопровождении председателя Союза писателей Камчатки и других представителей творческой интеллигенции. У них, в отличие от нас, номера в гостинице были забронированы, и когда мы добрались с пристани до гостинцы, то обнаружили классическую надпись "Мест нет" (справедливости ради, номеров в гостинице было всего четыре).

Мы сели на лавочку и задумались. Ближайший корабль до Петропавловска-Камчатского - через неделю. Самолеты не летают из-за погоды. Жить негде. Знакомых - никого. Тут мимо прошел какой-то местный мужик. "Что случилось?" - спросил он. Мы объяснили. "Какие проблемы! - сказал он. - Пошли ко мне, у меня все равно квартира пустая, жена с сыном в Сочи уехали". И мы пошли. Вначале нас удивило подобное отношение к незнакомым людям, но потом мы увидели, что такая доброта и открытость свойственны всем жителям поселка, впрочем, об этом я расскажу в другой раз.

Мужик оказался майором КГБ. Единственным представителем этой славной организации на островах. И ему действительно было скучно одному, поэтому он и обрадовался случайным постояльцам. Вечером они с отцом раздавили бутылку спирта. Водки в связи с указом не было, а спирт присутствовал в невероятных количествах в таре по 0,3 л, а произведен он был почему-то в Корее. Отец рассказал, что мы хотели бы осмотреть остров. "О чем базар, Петрович, - сказал майор. - Завтра договорюсь с погранцами, они выделят вездеход, все равно им остров объезжать нужно. Завтра в 8 и поедете".

Завтра в 8 мы подошли к заставе. Оттуда вышел майор и сказал: "Понимаешь, Петрович, отдельный вездеход не получится. Придется ехать с этими, с Большой земли. Ты уж извини, но так уж вышло". Вот так мы всю неделю и пропутешествовали на пограничном вездеходе в компании с Евтушенко и сопровождающими его лицами.

На второй день вездеход не завелся. Редактор местной газеты с американским названием "Алеутская Звезда", который тоже ездил с нами, пошел просить другой, но ему отказали. Тогда отец набрал телефон майора, тот позвонил, и другой вездеход был найден через полчаса. Пассажиры вездехода посмотрели на отца с уважением. И тут у них включился процесс, за 150 лет до того описанный русским классиком. "А кто это собственно такой? - подумали эти яркие представители русской интеллигенции про моего отца. - Приехал вместе с нами. Остановился у местного офицера Лубянки. Всюду ездит с нами. Не иначе, как это специальный агент Конторы Глубокого Бурения, которого приставили к свободомыслящему прогрессивному поэту, чтобы за ним следить. И чин у него, наверное, не меньше полковника". Ход их мыслей я восстанавливаю достаточно точно, поскольку я слышал обрывки разговоров. А на следующий день они не постеснялись спросить у меня, в каком звании мой отец. Отца при этом, естественно, не было, они рассчитывали на мою детскую неискушенность. Я ответил уклончиво, чем только подтвердил их подозрения. "Вот и сына своего полковник так воспитывает, чтоб государственную тайну хранил", - подумали они.

Все оставшееся время Евтушенко сотоварищи поглядывали на моего отца с опаской и уважением и не рассказывали при нем политических анекдотов. В то же время они явно испытывали гордость за то, что их считают настолько важными персонами, что для слежки за ними отправляют целого полковника КГБ из Москвы.

Разумеется, отец не имел никакого отношения к КГБ и не был полковником. Он был армейским прапорщиком, старшиной спортроты. Но мы не стали их разубеждать. Они были так забавны в своем осознании собственной значимости.
Subscribe

  • Гиганты

    Из Википедии: Георгий Владимирович Вернадский (20 августа 1887 — 12 июня 1973) — русский и американский историк-евразиец, сын Владимира…

  • Гуляя по парку,

    ... можно наткнуться на удивительные вещи.

  • Импортный товар

    Посреди большого-большого Бронкса есть большой-большой Ван-Кортландт-парк - фактически это лес. Сквозь парк проходит Кротонский акведук, который с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments