Indefinite (definite) wrote,
Indefinite
definite

Узлы и закруты

А.М.Ремизов. "Сказки обезьяньего царя Асыки". Берлин, 1922 г.

Книга оказалась у меня в значительной степени случайно. С библиофильской точки зрения (для меня это в значительной степени синоним понятия «коммерческая стоимость») большой ценности она не имеет – в книге отсутствует титульный лист, он заменен вклеенной копией. Но во всех других отношениях книга весьма интересна.

Эту книгу, именно вот этот экземпляр, держал в руках сам Ремизов. В книге есть три штампа личной библиотеки В.Сосинского. Первый штамп – в романтическом белогвардейском стиле: крест, перо и сабля. Вместе с этой книгой продавалась другая, из той же самой библиотеки, тоже Ремизова и тоже изданная в Берлине в начале 1920-х годов. И вот на этой, второй книге на титульном листе была дарственная надпись Ремизова Сосинскому. Я совершенно уверен, что Ремизов, довольно тесно общавшийся с Сосинским в тот период, оставил автограф и на «Асыке», а почему из нее позднее был вырван титульный лист с посвящением – можно только догадываться.

В истории этой книги – не столько даже текста как такового, а именно этого экземпляра – такое количество совпадений, рифм и странных пересечений, что трудно выбрать нить, за которую нужно потянуть сначала. Но раз уж речь зашла о Сосинском, начнем с него.

Владимир Брониславович Сосинский (Владимир Бронислав Рейнгольд Брониславович Сосинский-Семихат) родился в 1900 году в семье инженера, выходца из Венгрии. В 1918 году был призван в Белую армию (семья в тот момент жила в Бердянске), воевал, был ранен в грудь навылет и награжден орденом Николая Чудотворца лично генералом Врангелем. В 1920 году покинул Крым и оказался в Константинополе. Там он поступил в уникальное учебное заведение – Константинопольский Русский лицей. Уникальность этого лицея заключалась главным образом в том, что подавляющее число учеников уже имело как минимум среднее образование (за партами сиживали и бывшие полковники), а причина поступления на учебу была в том, что лицеистов кормили – для русских эмигрантов найти пропитание в Константинополе было огромной проблемой. В лицее он сдружился с группой учеников, увлекавшихся литературой, они все числились восьмиклассниками (хотя у многих за плечами было четыре года на фронтах мировой войны и еще три – гражданской), днем они сидели за партами, а ночью спали в классе на тех же партах. Среди тех, с кем он познакомился и подружился в Константинопольском лицее, был Вадим Андреев, старший сын Леонида Андреева, и Даниил Резников.

В 1923 году он оказывается в Берлине, публикует стихи (именно тогда он знакомится с Ремизовым), входит в поэтическую группу «4+1» вместе с еще константинопольским другом Вадимом Андреевым, Семеном Либерманом, Юрием Венусом и Анной Присмановой (название группы - не потому, что 4 мужчины и 1 женщина, как можно было бы подумать, а потому что 4 поэта и 1 прозаик). В 1924 году он переезжает в Париж, работает жестянщиком на заводе «Рено», меняет множество других профессий и активно печатается в русских журналах. Некоторые критики в обзорах молодой эмигрантской литературы называли его среди наиболее многообещающих прозаиков наряду с Владимиром Сириным. В 1939 году добровольцем вступает во французский Иностранный легион, получает тяжелое ранение, попадает в немецкий плен. После войны, в 1947 году, на волне послевоенных патриотических настроений получает советский паспорт (без вида на жительство в СССР) и в том же году поступает на работу в ООН редактором стенографических отчетов. В 1960 году он переезжает из Нью-Йорка в Москву. Именно тогда, вероятно, появляется второй экслибрис, уже без крестов и сабель. Скончался Владимир Брониславович Сосинский в Москве в 1987 году.

А вот другая нить – собственно «Сказки обезьяньего царя Асыки». Книга вышла в Берлине в 1922 году. О том, кто такой обезьяний царь Асыка и почему на обложке книги нарисовано именно такое существо с двумя хвостами, рассказать, к сожалению, нет возможности – это заняло бы слишком много места, но о самой книге не сказать нельзя. Книга включает пять сказок, четыре из которых входили в первую книгу Ремизова «Посолонь», опубликованную в 1907 году, а пятая тоже была написана еще в России и входила в более поздние сборники. Возможно, поэтому критические отзывы на книгу были немногочисленными (достоверно известно лишь о трех из них) – «Сказки» воспринимались как переиздание давно известной «Посолони». Но один из этих отзывов, вышедший 3 сентября 1922 года в берлинской газете «Голос России», стоит привести полностью:

«Передо мной книга «Сказок обезьяньего царя Асыки». Они были изданы когда-то в России. Издание все разошлось, и, казалось, канули в вечность эти чудесные, неповторимые сказки. Но вот они снова воскресли, на этот раз за границей, где они особенно незаменимы и ценны. Вспоминалась мне по этому поводу история одной русской девочки. Она родилась и росла за границей. Маленькая, лицо круглое и волосы, как лен, ну совсем русская деревенская девочка. А вот пришлось – ни березок, ни грибов не видела, ни в русском лесу не была. Живет на вилле, на пляж ходит, с лопаточкой в полосатом купальном костюме. Грустили родные, – ну как вырастет чужая совсем – заграничная? Что тогда? – И вдруг пришли из далекой милой России сказки «Посолонь», из самой России присланы, ее духом вспоены, ее солнцем пригреты, ее ветрами овеяны. Слушала девочка, серые глазки широко раскрывала, и вдруг прозвенело: «Да это же, мама, про меня написано, это я Зайка беленькая, это я заплетаю свою белую коску». И что тут пошло. Вилла заграничная превратилась в башенку Зайкину, и все в ней пошло по-новому. Россия пришла за границу. Сестрички уже не сестрички, а белки-мохнатки. И нет уже папиных и маминых друзей скучных, не Иван Иваныч, а «Чучело-Чумичело», «мышиной мазью голову мажет». Не Борис – спорщик с газетой, а «Гадкий Зародыш» со смеху покатывается. Не старая итальянка – Чечилия зелень приносит – это злая Буроба с мешком приходит. И не папа, а Кучерище по вечерам игрушки ест, и Артамошка с Епифашкой тут же вертятся, немытые, нечесаные, страшно взглянуть, и все налетают, наскакивают, спорят со всеми. Ну да уж – они всегда такие, Артамошка с Епифашкой – известно.

Прошло несколько лет. Подросла девочка, да так и осталась Зайкой, и когда в Россию попала, своя там была, ведь все же свое там, родное, знакомое. Леса исхожены, когда Зайкин бисерный кошелек искала, все-то тропинки ведомы. И даже двенадцать разбойников, черных и страшных, уже виданы. Знает из сказки девочка: есть слова такие заветные, никакие разбойники с ними не страшны. Скажи только и раскроется дверь подземелья. Только сказать надо умеючи. И ждет Зайка, знает: слово заветное сказано будет…

И вот, когда снова попали в руки мои эти сказки в новом издании, уже заграничном, вспомнила я, как превратилась заграничная девочка в Зайку беленькую, русскую. Перелистываю страницы хорошо изданной книги, и вспоминаю, как сказки эти спасли на чужбине душу русской девочки.

И как радостно, что снова появились они, сколько чудесного пробудят они в душах детей, растущих вдали от Родины. О наших русских чудесах расскажут они, единственных и неповторяемых для нас – только у нас в России возможных»

На всякий случай, наверное, нужно уточнить, что, хотя эта заметка посвящена выходу «Сказок обезьяньего царя Асыки», речь в ней идет о той, первой публикации «Посолони» 1907 года и о том, как «Посолонь» повлияла на девочку, жившую за границей задолго до революции 1917 года. Заметка подписана инициалами «О.Ч.». Найти сотрудника газеты с такими инициалами не удалось ни в одном справочнике. Раскрыть инициалы помогает книга – и это еще одна нить, – вышедшая почти шестьдесят лет спустя, в 1980 году, на другом конце света – в Беркли, США. В книге Натальи Резниковой «Огненная память» рассказывается:

«В 1913 году из Италии, где мы постоянно жили, мама съездила в Россию. Она пробыла там три месяца и вернулась очень оживленная. Мы слушали рассказы про Россию, про писателей, про жизнь “литературного Петербурга”: вставали поздно, ездили в гости, жизнь начиналась по ночам. <…> Среди множества книг, привезенных мамой из России, нам особенно нравились деревянные изделия из Кустарного Музея – была изящная книжка в белой обложке, с легкими, нарисованными штрихами цветами – “Посолонь” Алексея Ремизова, вышедшая в 1907 году. Эта книга вошла в нашу жизнь, мы полюбили ее. Может быть, она сформировала наш слух и чувство русского языка. Нас было четверо детей: старший брат Вадим – двенадцати лет, Оля и я – сестры-близнецы, нам было десять лет, и младшая сестра Ариадна – пяти лет. Оттого, что нас окружала Италия, а дом наш был русским островком, – все русское переживалось у нас с особенной силой и остротой».

Эти отрывки дают возможность установить, что автором рецензии на «Сказки обезьяньего царя Асыки», подписавшимся инициалами «О.Ч.», является мать Н.Резниковой, Ольга Елисеевна Колбасина-Чернова. Ольга Елисеевна родилась в 1886 году, вышла замуж за художника М.С.Федорова, родила двух дочерей-близнецов, Ольгу и Наташу. Позднее она развелась с мужем и еще раз вышла замуж. Ее вторым мужем стал один из основателей партии эсеров Виктор Михайлович Чернов. Он удочерил Ольгу и Наташу, они считали его своим отцом и носили его отчество. В этом браке в 1909 году родилась дочь Ариадна, которая и была той выросшей в Италии русской девочкой, о которой рассказывается в статье.

А теперь пришло время сплести все эти нити в узлы и закруты. Наталья, дочь Ольги Колбасиной-Черновой, вышла замуж за Даниила Резникова, однокашника Сосинского по Константинопольскому лицею. Она была преданным другом Ремизова, ухаживала за писателем до самой смерти, наступившей в 1957 году. Сейчас могила Натальи и Даниила Резниковых находится на кладбище Сент-Женевьев-де Буа рядом с могилой Ремизова и его жены. Ее сестра-близнец вышла замуж за Вадима Андреева, еще одного константинопольского друга Сосинского, они вместе с мужем вернулись в СССР после войны. А сам Владимир Сосинский стал мужем третьей сестры, Ариадны, девочки-Зайки из рассказа ее матери. И на книге появился еще один штамп.

Для узлов этого достаточно. Но можно добавить еще маленький бантик сбоку. Владимир Сосинский и семья Черновых были близкими друзьями М.Цветаевой, переписка Цветаевой с Сосинским и Черновыми весьма обширна. В 2009 году Дом-музей Цветаевой в Борисоглебском переулке проводил конференцию «Русская эмиграция ХХ века». На этой конференции среди прочего был прочитан доклад «Детские образы в мифологической системе сборника А.М.Ремизова “Посолонь”», именно в нем впервые было установлено авторство процитированной выше статьи, принадлежащее Ольге Колбасиной-Черновой. Автором доклада была Ольга Чуйкова – тоже О.Ч.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments