Indefinite (definite) wrote,
Indefinite
definite

Category:

Два спектакля

Спектакль по пьесе Ремизова "Бесовское действо над неким мужем, а также смерть грешника и смерть праведника, сиесть прение Живота со Смертью" был поставлен в театре В.Ф.Комиссаржевской ровно сто один год и один месяц назад, в декабре 1907 года. Режиссером спектакля вначале был Всеволод Мейерхольд, но как раз в это время он, поссорившись с Комиссаржевской, ушел из ее театра, и постановшиком стал Ф.Ф.Комиссаржевский, брат Веры Федоровны. Декорации писал Мстислав Добужинский. Для Добужинского, как и для Комиссаржевского, это был первый опыт работы в театре в качестве, соответственно, сценографа и режиссера. Через 45 лет, в 1952 году, Добужинский станет сценографом последней режиссерской работы Комиссаржевского, оперы А.Берга "Воц-цек", поставленной в Нью-Йорке. Музыку к "Бесовскому действу" написал Михаил Кузмин.

Пьеса Ремизова представляла собой мистерию, созданную на основе ряда средневековых сюжетов, как заимствованных в европейской литературе, так и взятых из древнерусских житийных текстов. Среди основных источников было "Двоесловие Живота со Смертью", переведенное с немецкого языка в XV веке, духовный стих "Плач Адама", а также тексты из Киевско-Печерского патерика "О многотерпеливом Иоанне Затворнике" и "Житие Моисея Угрина".

Сюжет пьесы по-средневековому прост и сложен одновременно. Вначале некий беззаботный богач по имени Живот встречается со Смертью, ангелы и бесы представляют списки добрых дел и грехов, грехи перевешивают и бесы утаскивают душу в преисподнюю к Змию. Слуга Живота, спрятавшись, наблюдает за этим действом, и, потрясенный, оставляет мирскую жизнь, уходит в монастырь, где становится праведником. Бесы начинают мучать затворника различными искушениями, но удар пасхального колокола низвергает их в ад.

Как это случалось с Ремизовым почти всегда, постановка привела к скандалу. Уход Мейерхольда тут как раз ни при чем, они с Ремизовым всегда дружили, еще с тех времен, когда Ремизов отбывал ссылку в Пензе, а Мейерхольд, сын пензенского водочного короля Мейергольда, захаживал в комнату к Ремизову через окно (вход из-за ремонта был заколочен). Но актеры, привыкшие к реалистическому театру, с большой неохотой принимали участие в постановке символистской мистерии. Один из них, например, отказался играть Змия, ведь надо было вымазаться зеленой краской, все время сидеть на корточках, а потом он еще и погибал. С трудом нашли замену, театрального рабочего, который согласился играть за бутылку водки и рубль денег. Публика и критика к спектаклю отнеслись довольно плохо, хвалили только Добужинского за декорации (с этой постановки и началась его слава), а Ремизова освистали. И хотя Комиссаржевская увенчала автора лавровым венком (за 80 рублей, надолго хватило щи варить), через месяц спектакль был снят с репертуара и не ставился больше никогда.

А сейчас спектакль вышел еще раз. Его поставили в "Театре Простодушных". Единственном в мире театре, в котором играют люди с синдромом Дауна.

Кажется, пьеса Ремизова написана специально для этого театра. Играть средневековую мистерию по системе Станиславского невозможно, да актеры этого театра так и не могут. Они играют как дети, полностью переключаясь из одной реальности в другую, не замечая этого перехода. Декорации представляют собой две ширмы, белая символизирует рай, черная - ад. На экран в углу проецируются картинки из манускриптов, изображения скелетов или горные пейзажи, а иногда появляется логотип фирмы "ВВК". Мечи пластмассовые, из магазина игрушек, костюмы самодельные, пластиковое ведро посреди сцены изображает колодец, а хвосты у бесов сделаны из веревок. Актеры иногда забывают текст, и тогда им все подсказывают. Когда бесы кружат девушку, ей это не нравится и она просит их перестать - то ли бесов, то ли актеров. Когда звучит церковная музыка, монах на сцене крестится - понятно, что по-настоящему, и стоящая за кулисами девушка крестится тоже, не по роли, ее вообще не должно быть видно. Бесы вышли не очень страшными, скорее смешными, а самого плохого играет режиссер - у актеров не получится, зато ангелы и праведники такие, что слезы подступают. Иногда совсем не понятно, что они говорят, но это только вначале. Потом вслушиваешься, и то ли начинаешь разбирать слова, то ли все понимаешь без слов. Как этот мучительный крик в финале: "Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа?"

Мне кажется, Ремизов был бы счастлив увидеть этот спектакль. Тем более, что хвосты в следующий раз обещали сделать настоящими.

Сайт "Театра Простодушных".

Интервью с режиссером Игорем Неупокоевым.
Tags: Ремизов
Subscribe

  • Гиганты

    Из Википедии: Георгий Владимирович Вернадский (20 августа 1887 — 12 июня 1973) — русский и американский историк-евразиец, сын Владимира…

  • Гуляя по парку,

    ... можно наткнуться на удивительные вещи.

  • Импортный товар

    Посреди большого-большого Бронкса есть большой-большой Ван-Кортландт-парк - фактически это лес. Сквозь парк проходит Кротонский акведук, который с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments