Indefinite (definite) wrote,
Indefinite
definite

Перечитывая классику

Читая поэтические послания Дмитрия Быкова и Марии Арбатовой, обратил внимание на то, что оба произведения написаны традиционным некрасовским дактилем. Нельзя не восхищаться их поэтическим чутьем, безошибочно выбравшим наиболее подходящий в этих случаях трагический размер.

Всё хорошо под сиянием лунным,
Всюду родимую Русь узнаю...
Быстро лечу я по рельсам чугунным,
Думаю думу свою...

Долгие годы народ обрабатывая,
Вы получили крутую страну:
В шоу «К барьеру» писатель Арбатова
Просит в застенке держать Бахмину.

В разных углах мы сидели угрюмо.
Помню, была ты бледна и слаба,
Зрела в тебе сокровенная дума,
В сердце твоем совершалась борьба.

Долгие годы писателям тыкая
И затыкая им бабками рты,
Вы получили писателя Быкова
Как тамаду для обслуги крутых.

Можно понять эту отповедь желчную,
все солидарны, кого ни спроси:
чтобы бесплатно вступиться за женщину —
этого нечего ждать на Руси.

Кто ж защитит тебя? Все без изъятья
Именем страшным тебя назовут,
Только во мне шевельнутся проклятья
И бесполезно замрут!..

Всем объявила ВалериИлинична —
У олигарха невидимый нимб.
Он же башляет на сайты и клиники,
Правозащиту, партейки и СМИ.

Он-то согнал сюда массы народные.
Многие — в страшной борьбе,
К жизни воззвав эти дебри бесплодные,
Гроб обрели здесь себе.

Всех их я помню—некстати ли, кстати ли;
все они каялись, кстати, потом…
Все они были опять же писатели,
вскоре пошедшие тем же путем.

Нашим и камеру впредь пятизвёздную,
Нашим и плакальщиц с «Эха Москвы»,
Всем остальным только кучу навозную.
Люди здесь — мы! А не вы, и не вы!»

Всё заносили десятники в книжку —
Брал ли на баню, лежал ли больной:
„Может, и есть тут теперича лишку,
Да вот поди ты!..“ Махнули рукой...

То-то душа моя так озадачена!
То-то в последние несколько лет
Я себя чувствую как-то проплаченно
(Денег при этом по-прежнему нет)

Семьями куплены правозащитники
И перекрёстно обвиты баблом.
Нравится, Быков? Вам подпись засчитана.
Взята практически за эталон.

Впрочем, чего это жалуюсь небу я?
Мало ли их—не встававших с колен,
Воя взахлеб и восторженно требуя
Всех расстрелять, как волков и гиен?

Не ужасайся их пения дикого!
С Волхова, с матушки Волги, с Оки,
С разных концов государства великого —
Это всё братья твои — мужики!

Быкову — Быково, Богу же Богово,
Внешне бунтарь — в подсознанке наймит.
Разворошив либеральное логово,
Хочется тщательно руки помыть.

Что тут валить на тирана проклятого?
Сами же вызвались, душу губя…
Помните их, дорогая Арбатова?
Мой вам совет: берегите себя.

С горя да с голоду завтра мы оба
Так же глубоко и сладко заснем;
Купит хозяин, с проклятьем, три гроба -
Вместе свезут и положат рядком...
Subscribe

  • Проверка источников

    Есть широко распространенная байка про то, что Рита Райт-Ковалева в переводе «Над пропастью во ржи» перевела cheeseburger как «сырник». После этого…

  • Гиганты

    Из Википедии: Георгий Владимирович Вернадский (20 августа 1887 — 12 июня 1973) — русский и американский историк-евразиец, сын Владимира…

  • Гуляя по парку,

    ... можно наткнуться на удивительные вещи.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Проверка источников

    Есть широко распространенная байка про то, что Рита Райт-Ковалева в переводе «Над пропастью во ржи» перевела cheeseburger как «сырник». После этого…

  • Гиганты

    Из Википедии: Георгий Владимирович Вернадский (20 августа 1887 — 12 июня 1973) — русский и американский историк-евразиец, сын Владимира…

  • Гуляя по парку,

    ... можно наткнуться на удивительные вещи.