Indefinite (definite) wrote,
Indefinite
definite

Правдивая история

А послушайте, други мои милые, как я в глянцевый журнал ходил.

Сподобился я в маие месяце мир посмотреть, по России-матушке попутешествовать, да святынькам музейным поклониться. И привела меня дорожка в Плес-город. Город ничего, хороший, и люди там добрые и на затеи разные сметливые. Задумали они музей свадьбы устроить, чтобы, значит, к ним все ехали и на ту красоту дивились. Ну, я его и сфотографировал, когда мимо проходить довелось. Положил я ту фотографию в свой ЖЖ, чтоб другие тоже видали, как в дальних краях люди-то живут. И вдруг письмецо получаю. Пишет мне, значит, девушка, и опосля приветствия сообщает, что работает она в глянцевом журнале гламурной журналисткой, и хотят они, слышь, ту мою фотографию в своем журнале отпечатать. Ну я мозгами пораскинул - дело-то хорошее, да и согласился.

А дело-то непростым оказалось. Спервоначалу надобно мне было в сберегательную кассу ехать да счет там открывать. И не в какую попало, а в ту, что на улице Марины Расковой стоит. Путь неблизкой, да ничего не поделаешь. Съездил, десять рублев в кассу отдал, ничё, завели счет. На другой день я в тот журнал поехал. Ох и намаялся! Долго контору искал, у прохожих спрашивал, насилу нашел. Раньше-то там, слышь, мануфактура была устроена, а как хозяин разорился, дома пораспродали. Подошел к забору - сила! Забор большой, каменный, а к дверям особый человек приставлен пачпорта проверять, чтобы, значит, кто попало-то не шлялся. Тут мне свезло, пачпорт я себе недавно выправил, ничё, пропустил, только в особую книжку себе записал.

Зашел во двор, а там, слышь, домов-то видимо-невидимо. Я к самому большому пошел, по простоте своей, да и не ошибся. Палаты богатые, в четыре али пять этажей, а в длину сажен сто будет. А внутрь не попасть, тоже охраняют. Я им дело-то свое, слышь, разъяснил, что, мол, в гламурный журнал пришел, денег мне там сулили. А они ох и строгои, просто так не пущают, тоже пачпорт требуют. Я спужался, аж взопрел слегка. Только что ведь показывал, может, не так что с пачпортом-то. Покаместь они там себе писали да разбирались, я вокруг огляделся. Смотрю, на черных работах у них мужик приставлен, магометанин по облику. Ему все указывают, куда что тащит, вот он ящики-то и таскает, а из ящиков, слышь, гламур виден. Зелененькое такое и блестит, и веревочки какие-то, а что было - не разобрал.

Ладно, пустили меня. Пришла за мной журналистка, что о деньгах со мной списывалась, повела наверх. Я так испужался, что даже и этажа не заметил, на который приехали. Выходим, а там, слышь, горница, да такая, что я и не видывал. Огромная, значит, комната, а в ней человек пятьдесят, а то и поболе, и все - гламурные журналисты. Кажный, слышь, Аксинью Анатольевну, Собчака, значит, дочку, видывал! Кажный с самим Малаховым знаком! Я, понятно, сробел, а они ко мне со всем уважением. Как вы есть, говорят, наш фотограф, будем вам документы оформлять. Я-то им и объясняю, что не фотограф я, так, случайно ту фотографию сделал, а они - ни в какую. Нужно, говорят, чтобы все по форме было, так что хошь - не хошь, а записываем тебя фотографом. С такими людьми куды спорить!

Вот пишут они, а сами рассказывают. Фотограф-то у них, понятно, свой есть, в гламурном ремесле без этакого человека никуда. И вот решил их главный, редактором прозывается, чтоб в следующем выпуске про Плес было написано. Фотограф-то у них мужик тертый, в Плесе том не раз бывал, все переснял. А редактор говорит, надобно, чтоб про музей свадьбы было. А фотографии-то и нет. Уж фотограф редактору в ноженьки кидался, не погуби, говорит, батюшка, не моя в том вина. Весь Плес три раза обошел, а музея того не сыскал. А редактор, слышь, уперся, знать ничего не хочу, слышь, вынь да положь ему этот музей. Ну, фотографа надобно выручать, вот они все там и кинулись фотографии везде искать, так на меня и набрели.

Ну вот, стало быть, записали меня, значит по всей форме, и в другую комнату повели, на другой этаж. Там у них набольшая сидит, которая деньгами ведает. Ко мне, опять же, со всем уважением, наш автор, говорит, это про меня, значит. Денег, говорит, сейчас выдать не могу, а приходи ты, милок, через полтора месяца. Да сюда, говорит, не ходи, неча полы-то топтать. Вот где книжку сберегательну завел, там, значит, и выдадут, сколько причитается.

Как я оттуда выбрался - уж и не упомню. А только потом решил я деньги-то посчитать, сколько мне, значит, выйдет. Плату мне положили хорошую, шестьсот двадцать рублев ассигнациями. Да только вот в сберегательную кассу съездить - пятнадцать рублев за один конец отдай, на круг тридцать выходит. Да на книжку своих десять рублев положи. Да в редакцию поехать - еще тридцать. Да, как срок выйдет, снова в кассу ехать, за деньгой, значит. Да еще подать государеву с тех денег возьмут. В общем, раскинул я умишком-то, да и решил, что не так сладка-то жизнь у гламурных журналистов. Не зря их волками прозывают, те тоже ногами кормятся.
Subscribe

  • Не горят

    В одной из первых редакций "романа о дьяволе" Булгакова, написанной в 1928-1929 годах и частично уничтоженной в 1930 году, есть не вошедший в…

  • Мимоходом

    Осень. Три случайные фотографии. Воробей, тыква и ГРИБ. На ГРИБе лежит 25-центовая монета для масштаба.

  • Эзотерическое

    Смысл фразы «они принесли в жертву тельца» существенно меняется в зависимости от категории числа имени существительного.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments

  • Не горят

    В одной из первых редакций "романа о дьяволе" Булгакова, написанной в 1928-1929 годах и частично уничтоженной в 1930 году, есть не вошедший в…

  • Мимоходом

    Осень. Три случайные фотографии. Воробей, тыква и ГРИБ. На ГРИБе лежит 25-центовая монета для масштаба.

  • Эзотерическое

    Смысл фразы «они принесли в жертву тельца» существенно меняется в зависимости от категории числа имени существительного.