Indefinite (definite) wrote,
Indefinite
definite

Сабина

Из воспоминаний А.Даманской об А.Амфитеатрове.

Исходные положения: У Амфитеатрова был сын от первого брака. Во втором браке с Илларией Владимировной Соколовой у него было четверо детей : старший сын Данило, два мальчика-близнеца - Максим и Роман и дочь Сабина. В 1920 году Даманская уехала в Берлин. Несколько позже Амфитеатровы уехали в Италию, где у них был дом. Сабине в это время было около 10 лет.

"Амфитеатровы, уезжая нелегальным путем из Петербурга, оставили Сабину у преданной им горничной Глаши, которая была замужем за вечно пьяным сапожником-сербом. Сапожник эту брошенную Амфитеатровыми девочку пожалел. Сабина не была дочерью Илларии Владимировны, а их итальянской горничной Лауры, которая поехала за ними в Россию, свою связь с Амфитеатровым должна была скрывать. Красивая, наглая, смелая, она, влюбившись в русского шофера, вышла за него замуж, оказалась умелой портнихой и своим заработком выручала нередко и Амфитеатровых <после 1917-го года - definite><...>. Девочка не знала, что Лаура ее мать, считала, что у нее две "мамочки" - одна мамочка Иллария Владимировна, другая мамочка Глаша, у которой и оставили ее Амфитеатровы, пообещав скоро приехать за нею.

Никто за нею не приезжал. Сапожник под пьяную руку бил мамочку Глашу, и Сабина боялась его. В один поздний зимний вечер она исчезла, захватив с собою кусок хлеба и полтора рубля денег. Добралась до Белоострова, а там, перед приходом жандармов, приходивших проверять паспорта, меж двумя поездами в толпе проскользнула за барьер, вскочила в финляндский поезд, заявила, что потеряла билет и деньги, и что ей надо только до ближайшей станции, до Териок. В Териоках она отправилась прямо в полицейский участок, представилась: "Я дочь Амфитеатрова. Я убежала из России, где большевики хотели меня убить. Я вас прошу доставить меня в Гельсингфорс - генерал Маннергейм друг моего отца, он сделает для меня все, что нужно".

Нашлись в Териоках две-три сердобольные дамы - признали сходство девочки с отцом. Кто-то вызвался отвезти ее в Гельсингфорс, и действительно, она отправлена была в Берлин к сводному брату Кадашеву, который должен был отправить ее в Италию. Кадашев был гол как сокол. Но и тут нашлись люди-хлопотуны, пожалевшие оставленную, быть может, в семье нелюбимую девочку. Оказалась она - я вынуждена была приютить ее у себя на две недели - девчонкой отвратительной. Врала безбожно, хвастала своими талантами, каких у нее не было, бесстыдно. Трещала без умоку - и о политике, и об актерах, и об искусстве - несла ахинею. Но когда я перед отъездом спросила ее, что подарить ей на память, она жадно и страстно ответила: "Куклу, миленькая, пожалуйста, куклу и маленькую розовую для нее кроватку". Восторг ее при получении подарка был неподдельный. И это было самое искреннее проявление ее чувств за все дни ее пребывания у меня. Кроватка с куклой не уместились в ее чемодане, и так она и вошла в вагон с куклой в розовой кроватке.

Рады ли были Амфитеатровы - особенно Иллария Владимировна - возвращению Сабины, сомнительно. Но что для меня было несомненно - это то, что Амфитеатров эту поразительно на него похожую девчонку искренне любил.

Но Сабине жизнь в деревне, в Сестри Леванте, была не по душе. Данило - старший сын - заканчивал свое учение в Римской консерватории. Максим - виолончелист - учился в Милане, и туда же решено было отправить и Ромушку. Ждали только денег. Сабина тем временем, никому ни слова не говоря, написала письмо президенту Масарику <за некоторое время до этого Амфитеатров продал президенту Чехословакии Масарику свою библиотеку - definite>. Призналась ему, что не хочет быть итальянкой, а жаждет учиться в русской гимназии в Тржебове, в Чехословакии, что отец сочувствует ее желанию, но не решается обращаться опять к президенту за помощью, но что она сумеет прилежанием и хорошим поведением отблагодарить президента за помощь... Письмо было неграмотно, наивно и тронуло президента. Ей прислана была виза и небольшая сумма денег. В канцелярии президента кое-кто удивился - почему девочка просит отвечать ей "до востребования", а кого-то умилило... разыгрывает взрослую. Но присланных денег Сабине оказалось мало. Судьба и тут помогла ей. Пришла наконец повестка о получении страстно ожидавшихся Ромушкой денег на поездку в Милан. Мальчик торопливо укладывался, кипел, горел от нетерпения. За деньгами послана была на далекую от их дома почту расторопная, бойкая Сабина.

Сабина пошла за деньгами, получила их и домой не вернулась. Лишь на третий день получено было от нее успокоительное известие: "Я в Праге. Не беспокойтесь обо мне".

Мальчик заболел воспалением мозга, и когда он выздоровел, его отвезли в Милан, но не в музыкальную школу, а дом умалишенных, где он и скончался несколько лет спустя. Но еще до него скончался не одолевший это несчастье Амфитеатров. О нем стали уже забывать в литературном мире, и смерть его едва-едва задела внимание его когда-то многочисленных читателей. <...>

Сабину из интерната гимназии в Тржебове скоро выгнали за плохое поведение. Знавшие Амфитеатрова русские люди устроили ее в другом закрытом учебном заведении, откуда она сама убежала. Вышла за кого-то замуж - разошлась - с кем-то сошлась... Дальше следы ее для нас затерялись".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments