Indefinite (definite) wrote,
Indefinite
definite

Categories:

О роли обезьяннего хвоста в русской литературе

2 января 1911 года Алексей Николаевич Толстой в своем доме устраивал маскарад. Среди прочего ему потребовалась обезьянья шкура, которую он никак не мог найти. Он обратился за помощью к Анастасии Николаевне Чеботаревской, жене Федора Сологуба, и она одолжила искомую шкуру у своего знакомого врача.

Среди приглашенных был и Алексей Михайлович Ремизов. За несколько дней до этого (30 декабря) он получил такую открытку:
"Милый Алексей Михайлович, приходите к нам завтра 31-го встречать Новый Год, вместе с Серафимой Павловной. Ежели-же Вам обоим нельзя будет прийти (что нас очень огорчит), 2-го января ждем Вас обоих непременно. У нас будет Бенуа и Бородаевский, больше никого. Затем остаюсь Ваш и навсегда гр. Ал. Толстой".
На следующий день, 3 января 1911 года, был еще одни маскарад, на этот раз устроенный уже в квартире Сологуба. Присутствовавший там Константин Эрберг так описывал происходящее:
"Всем этим заправляла А.Н.Чеботаревская. <...> Друзья приходили, кто в чем хотел, и вели себя, как кто хотел. Помню артистку Яворскую (Борятинскую) в античном хитоне и расположивегося у ее ног Алексея Н. Толстого, облаченного в какое-то фантастическое одеяние из гардероба хозяйки; помню профессора Ященко в одежде древнего германца со шкурой через плечо; Ремизова, как-то ухитрившегося сквозь задний разрез пиджака помахивать обезьянним хвостом".
Вы, наверное, уже догадались о происхождении хвоста, а действующие лица пока нет. Но рано или поздно все выходит наружу. А.Н. Чеботаревская решила, что это именно Ремизов испортил взятую напрокат шкуру. Обвинение в адрес Ремизова было выдвинуто женой А.Толстого, сильно его не любившей. Разразился скандал. Георгий Чулков рассказал об этом в своих мемуарах (они были изданы в 1930 году, так что он не упоминает многих имен впрямую):
"На одном из маскарадов <...> разыгралась история с обезьянним хвостом. <..> На маскарад был приглашен, между прочим, один писатель, который по любви своей к чудачествам объявил простодушной Анастасии Николаевне, что ему для его костюма необходима обезьянья шкура. Анастасия Николаевна с большим трудом достала у кого-то желанный предмет и дала его шутнику с предупреждением, что с ним надо обращаться чрезвычайно бережно. Представьте себе ее ужас, когда любитель шуток явился на вечер в своем обычном пиджаке, из-под которого торчал обезьяний хвост. В этом заключался весь этот маскарадный костюм. Но главное - был отрезан хвост от драгоценной шкуры. Это был уже скандал. Сам хитрец вышел сух из воды. Но вокруг "обезьяннего хвоста" разыгрались дамские страсти. Какую-то даму обвинили в том, что писатель отрезал хвост по ее наущению. Полетели письма с взаимными оскорблениями. Мужья заступились за жен. Сологуб обиделся на одного небезызвестного и даровитого литератора, который впутался неосторожно в полемику по поводу хвоста".
Как видим, Чулков многое перепутал, но не в этом дело. Так или иначе, скандал разразился. Чеботаревская, пребывая в полной уверенности в виновности Ремизова, 6 января пишет ему возмущенное письмо:
"Уважаемый Алексей Михайлович!
К великому моему огорчению, узнала сегодня о происхождении Вашего хвоста из моей шкуры (не моей, а чужой - ведь это главное!). Кроме того, не нахожу задних лап. Неужели и они отрезаны? И где искать их? Жду ответа. Шкуру отдала починить, - но как возвращать с заплатами?
Ан. Чеботаревская".
Ремизов был очень огорчен обвинениями и 8 января ответил весьма обстоятельно:
"Многоуважаемая Анастасия Николаевна!
Я очень понимаю Ваш гнев и негодование. Пишу Вам подробно, как попал ко мне хвост. 2-го я пришел к гр. А.Н.Толстому. У Толстого застал гостей - ряженых. Какой-то офицер играл, а ряженые скакали. На ряженых были шкуры. Дожидаясь срока своего - чай пить, стал я ходить по комнате. На диванах разбросаны были шкуры. Среди шкур я увидел отдельно лежащий длинный хвост. Мне он очень понравился. Я его прицепил себе без булавки за штрипку брюк и уж с хвостом гулял по комнате.
Пришел А.Н.Бенуа. Видит, все в шкурах, вытащил какой-то лоскуток и привязал к жилетке.
Тут ряженые стали разыгрывать сцену, и все было тихо и смирно - никто ничего не разрывал и не резал. Меч острый японский по моей просьбе - боюсь мечей всяких в руках несмелых - был спрятан.
Уходя от Толстого, попросил я дать мне хвост нарядиться. Толстой обещал захватить его к Вам, если я прямо пойду к Вам.
3-го я зашел к Толстому, получил от него хвост, прицепил его без булавки и поехал к Вам.
У Вас, когда надо было домой, я снял хвост и отдал его Алексею Николаевичу.
Я взял хвост таким, каким мне его дали. Я его не подрезывал. С вещами я обращаюсь бережно. И нет у меня привычки (глупой, меня раздражающей) вертеть и ковырять вещи. Лапок я тоже не отрывал. И не видал. Очень все это печально.
А.Ремизов".
Не правда ли, напоминает историю с хвостом Иа-Иа? Анастасия Николаевна признала свою ошибку и в ответном письме раскрыла источник навета:
"Уважаемый Алексей Михайлович!
Вы меня простите, пожалуйста, если Вы в резке шкуры не повинны, но я письмо получила от г-жи Толстой на следующий день, что "хвост отрезал Ремизов в ее отсутствии" - что меня и повергло и в изумление, и в печаль. Я 3 дня разыскивала такую шкуру и купила новую".
Казалось бы, вопрос исчерпан, дело можно закрывать. Не тут-то было. Все только начинается. Ремизову не впервой было сносить несправедливые обвинения. Собственно, он и в тюрьму и ссылку попал совершенно случайно, и дальше постоянно страдал от разных наветов. Но не таков был Сологуб. Николай Оцуп в своих воспоминаниях так обрисовал масштаб и последствия произошедшего:
"Для какого-то маскарада в Петербурге Толстые добыли через Сологубов обезьянью шкуру, принадлежавшую какому-то врачу. На балу обезьяний хвост оторвался и был утерян. Сологуб, недополучив хвоста, написал Толстому письмо, в котором назвал графиню Толстую госпожой Дымшиц, грозился судом и клялся в вечной ненависти. Свою угрозу Сологуб исполнил, он буквально выжил Толстого из Петербурга".
К сожалению, именно это письмо Сологуба пока не опубликовано. Неизвестно даже, сохранилось ли оно. А вот письма, которые Сологуб рассылал своим знакомым, найти удалось. Вот одно из них, направленное Юрию Верховскому 6 февраля:
"Дорогой Юрий Никандрович,
Я с большим огорчением узнал, что Вы продолжаете поддерживать отношения с графом Алексеем Николаевичем Толстым. Образ действий графа Ал. Ник. Толстого таков, что для меня невозможно быть в обществе его друзей.
Преданный вам Федор Тетерников".
Похожие по содержанию письма получили многие петербургские литераторы. Верховский ответил Сологубу в тот же день:
"Дорогой и глубокоуважаемый Федор Кузьмич!
Мне было очень грустно читать Ваше письмо. Вы как бы спрашиваете меня, какие отношения предпочту я: с Вами - или с А.Н.Толстым? Неужели возможно ставить этот вопрос? Да, я был у него, но тогда же письмо его к Анастасии Николаевне назвал последнею степенью пошлости. До вчерашнего вечера я имел легковерие думать, что Толстой во вторник повинился во всем Алексею Михайловичу и просил у него совета, желая сделать то же перед Вами и Анастасиею Николаевной. Теперь же отношения между мною и Толстым невозможны. Вы знаете, что я всегда любил и уважал Вас и Анастасию Николаевну. А будете ли Вы отныне считать меня в числе Ваших друзей - решите сами...
Искренно Вам преданный Юрий Верховский".
Помимо этого Верховский написал письмо Толстому, в котором уведомил его о разрыве отношений. Похоже, что для Толстого это стало последней каплей, и он сорвался на Верховском, совершенно непричастном к истории об обезьяньем хвосте. 8 февраля он направил ему письмо следующего содержания:
"Милостивый Государь!
Вызываю Вас на третейский суд.
гр. А.Н.Толстой".
За этим последовала длительная и насыщенная переписка между всеми участниками этой истории, но она уже не так интересна. Обсуждалась процедура третейского суда, назначались доверенные лица и посредники. Посредниками Толстого были Г.И.Чулков (отчасти поэтому он, находившийся на стороне Толстого, так исказил эту историю в мемуарах) и профессор А.С.Ященко, со стороны Сологуба, Ремизова и Верховского выступали Александр Блок и Е.В.Аничков. Супер-арбитром был избран Вячеслав Иванов. Разбирательство закончилось полным поражением Толстого. В письменной форме он принес свои извинения Ремизову и Сологубу. Вот его письмо Сологубу от 15 февраля :
"Милостивый Государь,
Федор Кузьмич, осуждая свой образ действий, приношу Вам, вместе с заявлением моей готовности дать Вам дальнейшее удовлетворение, мои полные извинения, поскольку Вы справедливо можете признать себя оскорбленным в лице Анастасии Николаевны, и покорнейше прошу Вас передать таковые же извинения самой Анастасии Николаевне.
Примите уверение в моем совершенном почтении.
Гр. Алексей Н. Толстой."
История подходит к концу. Все недоразумения разрешены, неспрапведливые обвинения сняты, извинения принесены. Но Толстому после всех этих событий было крайне неуютно оставаться в Петербурге, и в апреле он отправился в путешествие по Кавказу и Крыму, подальше. По этому поводу он даже написал шуточное стихотворение:
Я потек струей соленой,
Став на баке корабля,
Мелким бесом истомленный,
В Киммерийские поля.

Мне не надо обаяний,
Для меня пусть вечен пост.
И на мачте оезьяний,
Словно знамя, вился хвост.
Так что, как видим, Николай Оцуп был прав. Сологуб все же выжил Толстого из Петербурга. А началось все со старой обезьяней шкуры.

(Использованы материалы из статьи Е.Р.Обатниной "От маскарада к третейскому суду ("Судное дело об обезьяньем хвосте" в жизни и творчестве А.М.Ремизова)" // Лица: Биографический альманах. 3. - М.; СПб., 1993. С. 448-463.)
Tags: Ремизов
Subscribe

  • О вреде курения

    В 1905 году А.М.Ремизов после ссылки получил разрешение жить в столицах. В Петербурге одной из главных трудностей был поиск работы. Ему пытались…

  • Два спектакля

    Спектакль по пьесе Ремизова "Бесовское действо над неким мужем, а также смерть грешника и смерть праведника, сиесть прение Живота со Смертью" был…

  • И такое бывает

    "Своего ребенка к литературе я начала приобщать с пеленочного возраста. С удовольствием, предвкушая возвращение в детство, недавно достала и свои…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments

  • О вреде курения

    В 1905 году А.М.Ремизов после ссылки получил разрешение жить в столицах. В Петербурге одной из главных трудностей был поиск работы. Ему пытались…

  • Два спектакля

    Спектакль по пьесе Ремизова "Бесовское действо над неким мужем, а также смерть грешника и смерть праведника, сиесть прение Живота со Смертью" был…

  • И такое бывает

    "Своего ребенка к литературе я начала приобщать с пеленочного возраста. С удовольствием, предвкушая возвращение в детство, недавно достала и свои…